СССРФлаг СССРДружба народов СССРРеспублики СССРГерб СССРСССРГерб СССРГимн СССРМедали СССРОрдена СССРРубли СССР
СОЮЗ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК
Граждане СССР

Категории раздела

ВЧК [1]
ВЧК при СНК РСФСР
ГУЛаг [5]
ГУЛаг - Главное Управление Лагерей
ИТЛ [4]
ИТЛ - Исправительно-трудовой лагерь

Мини-чат

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
soviet-union-ussr

Каталог статей СССР

Главная » Статьи » ОРГАНЫ БЕЗОПАСНОСТИ СССР » ГУЛаг

Главное управление лагерей — ГУЛаг (01.10.1930 — 25.01.1960)

 Главное управление лагерей — ГУЛаг (01.10.1930 — 25.01.1960)

Автор статьи: Орлов Геннадий Викторович — Советский выдающийся публицист — Историк СССР (08.11.1965)

Страницы:     [01]     [02]     [03]

Страна:    СССР
Подразделение:    ОГПУ СССР, НКВД СССР, МВД СССР
Преобразовано:   01 октября 1930 из УЛаг ОГПУ
Расформирован:    25 января 1960
 

 

Главное управление лагерей — ГУЛаг (01.10.1930 — 25.01.1960)Главное управление лагерей (ГУЛаг, также даётся сокращение Гулаг с расшифровкой Главное управление исправительно-трудовых лагерей) — подразделение ОГПУ СССР, НКВД СССР, МВД СССР, Министерства юстиции СССР, осуществлявшее руководство местами заключения и содержания в 1930—1960 годах. В дальнейшем ведомство было переименовано в ГУИН (Главное управление исполнения наказаний).

 

 

 

 

 

 

Предыстория

15 апреля 1919 года в Советском Союзе вышел декрет "О лагерях принудительных работ", положивший начало созданию ГУЛАГа – Главного управления исправительно-трудовых лагерей. В документах 1919-1920 годов была сформулирована основная идея лагерного содержания – работа "по изоляции вредных, нежелательных элементов и приобщение их путем принуждения и перевоспитания к сознательному труду".

11 июля 1929 года СНК СССР принял постановление «Об использовании труда уголовно-заключённых», по которому содержание всех осуждённых на срок 3 года и больше передавалось в ОГПУ. 

 

 

 

 

 

 

Уже к началу 1930-х труд заключённых в СССР рассматривался как экономический ресурс. Постановление СНК СССР от 11 июля 1929 года предписывало ОГПУ:

…расширить существующие и организовать новые исправительно-трудовые лагеря (на территории Ухты и других отдалённых районов) в целях колонизации этих районов и эксплуатации их природных богатств путём применения труда лишённых свободы.

27 июня 1929 года Политбюро начало создавать самостоятельную систему лагерей, которые должны были заменить существующие тюрьмы по всей стране. Они должны были принимать заключённых, приговорённых к заключению на срок свыше трёх лет. Лица, приговорённые к более короткому сроку тюремного заключения, должны были оставаться в тюремной системе, которая находилась в ведении НКВД. Целью создания новых лагерей было использование трудового ресурса отбывающих наказание лиц для колонизации отдалённых и неблагоприятных земель на всей территории Советского Союза. Создание крупной сети лагерей шло параллельно с началом коллективизации и индустриализации. Насильственная коллективизация сельского хозяйства привела к репрессиям в отношении крестьян, особенно среди их зажиточной прослойки — кулаков. Термин «кулак» станет ассоциироваться также со всеми, кто выступал против или подозревался как недовольный Советским правительством. Это привело к тому, что за первые четыре месяца раскулачивания 60 000 человек были отправлены в лагеря.

25 апреля 1930 года приказом ОГПУ № 130/63 во исполнение постановления СНК СССР «Положение об исправительно-трудовых лагерях» от 07 апреля 1930 года было организовано Управление исправительно-трудовых лагерей ОГПУ (УЛаг ОГПУ) (СУ СССР. 1930. № 22. — С. 248).

 

Повествование

С 01 октября 1930 года УЛаг ОГПУ преобразовано в Главное Управление исправительно-трудовых лагерей ОГПУ (ГУЛаг). 

03 августа 1933 года постановлением СНК СССР утверждается Исправительно-Трудовой Кодекс РСФСР, прописывающий различные аспекты функционирования ИТЛ. В частности, кодексом предписывается использование труда заключённых и узаконивается практика зачёта двух дней работы за три дня срока, широко применявшаяся для мотивации заключённых при строительстве Беломорканала.

Народный комиссариат внутренних дел СССР10 июля 1934 года был создан Народный комиссариат внутренних дел СССР, в состав которого вошли пять главных управлений. Одним из них было Главное управление лагерей (ГУЛаг).

 

 

 

 

 

 

 

Главное управление исправительно-трудовых лагерей и трудовых поселений10 июля 1934 года согласно Постановлению ЦИК СССР при образовании нового союзно-республиканского НКВД в его составе было образовано Главное управление исправительно-трудовых лагерей и трудовых поселений. В октябре того же года это управление было переименовано в Главное управление лагерей, трудпоселений и мест заключения. 

В 1934 году общие тюрьмы были переданы в ГУЛаг НКВД СССР.

В 1934 году Внутренней охране НКВД были переподчинены Конвойные войска СССР. 

 

 

 

 

27 октября 1934 года в ГУЛаг перешли все исправительно-трудовые учреждения Наркомата юстиции РСФСР.

04 января 1936 года был сформирован Инженерно-строительный отдел НКВД, 

15 января 1936 года — Управление особого строительства.

03 марта 1936 года — Главное управление строительства шоссейных дорог (ГУШОСДОР). В ведении НКВД находились такие предприятия, как Главное управление по строительству горно-металлургических предприятий, Главгидрострой, Главпромстрой, Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера) и др.

До создания ГУЛаг в РСФСР руководство большинством мест заключения было возложено на отдел исполнения наказаний Народного комиссариата юстиции РСФСР и Главное управление принудительных работ при Народном комиссариате внутренних дел РСФСР.

Удостоверение о досрочном освобождении заключённого Дмитровлага от 21 июня 1937 года №432855 за ударную работу по строительству канала Москва — ВолгаУдостоверение о досрочном освобождении заключённого Дмитровлага от 21 июня 1937 года №432855 за ударную работу по строительству канала Москва — Волга

Необходимо также принять во внимание тот факт, что не все приговорённые к смерти были на самом деле казнены. Значительную часть смертных приговоров заменяли сроками в трудовых лагерях.

 

 

 

 

 

Согласно Указу от 22 ноября 1938 года «О дополнительных льготах для заключённых досрочно освобождаемых за ударную работу на строительстве 2-х путей „Карымская — Хабаровск“», 8 900 заключённых — ударников досрочно освобождались, с переводом на свободное проживание в район строительства БАМа до окончания срока наказания. В годы войны стали практиковаться освобождения на основе постановлений ГКО с передачей освобождённых в РККА, а потом на основе Указов Президиума Верховного Совета СССР (так называемые амнистии).

На 01 января 1939 года в лагерях, колониях и тюрьмах ГУЛага содержались почти 1 990 000 заключённых. В исправительно-трудовых лагерях содержались 1 290 тыс. человек (в том числе 107 тысяч женщин и около 440 тысяч человек осуждённых за контрреволюционную деятельность).

Л. П. Берия 09 апреля 1939 года обратился с письмом к В. М. Молотову, в котором просил увеличить нормы снабжения заключённых продовольствием и одеждой для повышения производительности их труда:

Существующая в ГУЛаге НКВД СССР норма питания в 2 000 калорий рассчитана на сидящего в тюрьме и не работающего человека. Практически и эта заниженная норма снабжающими организациями отпускается только на 65—70 %. Поэтому значительный процент лагерной рабочей силы попадает в категории слабосильных и бесполезных на производстве людей. На 01 марта 1939 года слабосильных в лагерях и колониях было 200 000 человек, и поэтому в целом рабочая сила используется не выше 60—65 процентов

 

16 июля 1939 года НКВД СССР издаёт приказ «С объявлением положения об изоляторе НКВД ОТК для несовершеннолетних», в котором было утверждено «Положение об изоляторе для несовершеннолетних», предписывающее размещать в изоляторах подростков возрастом от 12 до 16 лет, приговорённых судом к различным срокам заключения и не поддающихся иным мерам перевоспитания и исправления. Данная мера могла быть осуществлена с санкции прокурора, срок содержания в изоляторе ограничивался шестью месяцами.

Распорядок (поощрения, наказания) устанавливался приказом НКВД № 00889 от 02 августа 1939 года.

Заключённые, отказывающиеся от работы, подлежали переводу на штрафной режим, а «злостные отказчики, своими действиями разлагающие трудовую дисциплину в лагере», привлекались к уголовной ответственности. За нарушения трудовой дисциплины на заключённых налагались взыскания. В зависимости от характера таких нарушений, могли быть наложены следующие взыскания:

  • лишение свиданий, переписки, передач на срок до 6 месяцев, ограничение в праве пользования личными деньгами на срок до трёх месяцев и возмещение причинённого ущерба;
  • перевод на общие работы;
  • перевод на штрафной лагпункт сроком до 6 месяцев;
  • перевод в штрафной изолятор сроком до 20 суток;
  • перевод в худшие материально-бытовые условия (штрафной паёк, менее благоустроенный барак и т. п.)

В отношении заключённых, соблюдавших режим, хорошо проявивших себя на производстве, перевыполнявших установленную норму, могли применяться следующие меры поощрения со стороны лагерного руководства:

  • объявление благодарности перед строем или в приказе с занесением в личное дело;
  • выдача премии (денежной или натуральной);
  • предоставление внеочередного свидания;
  • предоставление права получения посылок и передач без ограничения;
  • предоставление права перевода денег родственникам в сумме, не превышающей 100 руб. в месяц;
  • перевод на более квалифицированную работу.

Кроме того, десятник в отношении хорошо работавшего заключённого мог ходатайствовать перед прорабом или начальником лагпункта о предоставлении заключённому льгот, предусмотренных для стахановцев.

Заключённым, работавшим «стахановскими методами труда», предоставлялись льготы, в частности:

  • проживание в более благоустроенных бараках, оборудованных топчанами или кроватями и обеспеченных постельными принадлежностями, культуголком и радио;
  • специальный улучшенный паёк;
  • отдельная столовая или отдельные столы в общей столовой с первоочередным обслуживанием;
  • вещевое довольствие в первую очередь;
  • преимущественное право пользования лагерным ларьком;
  • первоочередное получение книг, газет и журналов из библиотеки лагеря;
  • постоянный клубный билет на занятие лучшего места для просмотра кинокартин, художественных постановок и литературных вечеров;
  • командирование на курсы внутри лагеря для получения или повышения соответствующей квалификации (шофёра, тракториста, машиниста и т. д.)

На январь 1941 года в лагерях, колониях и тюрьмах СССР содержалось около 2,9 млн человек, а ещё 930 тысяч человек находились в ссылке.

В сравнении с гражданским сектором, труд заключённых был неэффективным, а продуктивность — ничтожной. В частности, руководитель ГУЛага Наседкин 13 мая 1941 года писал, что «выработка на одного рабочего в ГУЛаге на строительно-монтажных работах 23 рубля в день, а в гражданском секторе на строительно-монтажных работах 44 рубля». Труд заключённых приносил ничтожный и зачастую очень ненужный ресурс.

 

В годы Великой Отечественной войны

После начала Великой Отечественной войны численность заключённых ГУЛага резко сократилась во второй половине 1941 года из-за массовых досрочных освобождений. Связано это было, в частности, с массовой эвакуацией колоний и лагерей в 1941 году.

В июле 1941 года начальник ГУЛага Виктор Наседкин и заместитель наркома внутренних дел Василий Чернышов докладывали Лаврентию Берия, что из-за отсутствия железнодорожных вагонов около 20 тысяч заключённых из Западной Белоруссии пришлось эвакуировать пешим строем. В связи с трудностями эвакуации Наседкин и Чернышов предложили в июле 1941 года Берия около 100 тысяч заключённых (осуждённых за бытовые маловажные преступления, беременных женщин, женщин с малолетними детьми, несовершеннолетних, инвалидов-хроников) не эвакуировать, а освободить (причём освобождённых лиц подходящего возраста призвать в армию). Берия с предложением согласился и сделал отметку, что внесёт его на рассмотрение Совнаркома.

Предложение Наседкина и Чернышова в итоге не только приняли, но и расширили, включив в него заключённых из лагерей, не подлежащих эвакуации. Два указа Президиума Верховного Совета СССР (от 12 июля 1941 года и 24 ноября 1941 года) освободили из лагерей более 1 млн заключённых. Часть освобождённых заключённых была призвана в армию, также были освобождены около 550 тысяч пожилых людей, инвалидов и беременных женщин.

В 1942 году были созданы специальные оздоровительно-профилактические пункты, которые по условиям режима и питания обеспечивали заключенным необходимый отдых и восстановление временно утраченной трудоспособности на производстве.

В последующем в целях охвата оздоровительными мероприятиями основного состава работающих, и в первую очередь отличников производства, существовавшие оздоровительно-профилактические пункты реорганизованы в оздоровительные пункты для лучших производственников и в оздоровительные команды для ослабленных заключенных.

На 01 января 1943 года санитарно-лечебная сеть лагерей и колоний была доведена до 1.480 больниц на 165.000 коек, против 845 больниц на 40.000 коек в 1941 году.

Со второй половины 1943 года в результате улучшения жилищно-бытовых условий, своевременной госпитализации, повышения качества амбулаторного и стационарного лечения заболеваемость среди заключенных снизилась, составив во второй половине 1943 года 18% и в 1944 году - 16%.

Также снижена заболеваемость дизентерией: 606 случаев за первое полугодие 1944 года против 2.945 случаев в первом полугодии 1942 года.

В снижении заболеваемости значительную роль также сыграли оздоровительные и профилактические мероприятия и развертывание дополнительной санитарно-лечебной сети.

В итоге на 01 июля 1944 года в лагерях и колониях осталось 1,2 млн заключённых. Сильно изменился демографический состав заключённых: возросла доля женщин. Так, доля женщин-заключённых увеличилась с 7 % до 26 %.

Также в годы войны ГУЛаг пополнился осуждёнными за дезертирство: как из армии, так и с мест работы. Как «трудовое дезертирство» в период Великой Отечественной войны рассматривался современниками и современными исследователями самовольный уход работников с предприятий и строек. В годы войны трудовое дезертирство с предприятий было частым явлением, с которым власти не могли справиться. Формально за самовольный уход с работы по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1941 года полагалось до 5 — 8 лет лишения свободы. Борьба с самовольным уходом велась, но оказалась неэффективной: подавляющее большинство (до 70 — 90 %) самовольно ушедших с предприятий было осуждено заочно, причём милицейский розыск позволил вернуть лишь 4 — 5 % осуждённых.В итоге число осуждённых по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1941 года, отбывающих наказание в ГУЛаге составило:

  • На 1 января 1943 года — 27 541 чел.;
  • На 1 января 1944 года — 75 599 чел.;
  • На 1 января 1945 года — 183 321 чел.

В 1941—1944 годах в лагерях и колониях ГУЛага было арестовано около 148 тысяч человек по обвинению в преступной деятельности и 10 087 заключённых приговорены к смертной казни.

Некоторые случаи самовольного ухода с работы в годы войны были юридически приравнены к дезертирству из армии. 15 апреля 1943 года и 09 мая 1943 года вышли Указы Президиума Верховного Совета СССР «О введении военного положения на всех железных дорогах» и «О введении военного положения на морском и речном транспорте». Отныне самовольный уход работников транспорта приравнивался к самовольной отлучке и дезертирству из армии, что в соответствии со статьёй 193.7 Уголовного кодекса РСФСР предусматривало лишение свободы от 3 до 10 лет.

В отчёте 1944 года начальник ГУЛага Виктор Наседкин сообщил, что пришлось эвакуировать 27 лагерей и 210 колоний.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30 декабря 1944 года «Об амнистии лицам, самовольно ушедшим с предприятий военной промышленности и добровольно возвратившимся на эти предприятия» освобождал от уголовной ответственности всех, кто до 15 февраля 1945 года вернётся на свои предприятия.

В период войны в ГУЛаге заработал ряд военных производств. К 1944 году на предприятиях ГУЛага было произведено 35,8 млн ручных гранат, 9,2 млн противопехотных мин, 100 тысяч авиабомб, более 20,7 млн корпусов боеприпасов.

Кроме того, ГУЛаг сдавал в аренду заключённых для работы на предприятиях, выпускавших продукцию для фронта. К 1944 году ГУЛаг сдал в аренду наркоматам более 900 тысяч заключённых (из них 316 тысяч были военнопленными), построив рядом с местами их работы лагеря и колонии.

За период войны произошли изменения в системе ГУЛага: открыли 40 новых лагерей, но 69 прежних лагерей закрыли. Серьёзные изменения произошли в среде лагерной охраны: её общая численность уменьшилась за счёт отправки на фронт, возросла доля женщин. Всего на фронт были направлены 120 тысяч штатных сотрудников ГУЛага (включая 94 тысячи из 135 тысяч имевшихся охранников). В результате доля военизированной охраны в возрасте от 20 до 40 лет уменьшилась с 86 % до 38 %, а доля штатных сотрудников ГУЛага, трудившихся с довоенного времени составила всего 20 %.

В годы войны изменился вольнонаёмный состав ГУЛага. Сразу после начала боевых действий НКВД приостановило освобождение заключённых, приговорённых за «измену Родине, шпионаж, террор, диверсию, троцкистов и правых, за бандитизм и другие тяжкие государственные преступления». Таких набралось около 17 тысяч человек. Также было решено оставить в лагерях после освобождения осуждённых «за антисоветскую агитацию, тяжкие воинские преступления, вооруженный разбой и грабеж, рецидивистов, социально-опасного элемента, членов семей изменников Родины и других особо опасных преступников». Таких набралось около 50 тысяч заключённых. Они были оставлены в лагере после отбытия срока наказания, но им предоставили «право вольнонаёмных рабочих и служащих, без права выезда из пределов лагеря, с отдельным размещением от заключённых и от основных кадров вольнонаёмного состава лагерей». Их называли «закреплённые». У них был особый правовой статус. В частности, было установлено, что «при отрицательных проявлениях с их стороны, нарушениях установленного режима и производственной дисциплины, закреплённые водворяются обратно в лагерь на положение заключённых до конца войны».

 

Послевоенный период

После окончания Великой Отечественной войны в ГУЛаг попали заключённые из стран Восточной и Центральной Европы, а также из Австрии и советской оккупационной зоны. Среди них были также националистические отряды поляков, украинцев, латышей и литовцев. После освобождения от немецких войск территории Восточной Европы, было принято решение использовать освобождённые концентрационные лагеря для содержания военнопленных и других осуждённых. Это бывшие концлагеря Мюльберг, Нойбрандербург, Баутцен, Оранненбург. В печально известном нацистском концлагере Бухенвальд в августе 1945 года был организован спецлагерь № 2 НКВД для интернированных. Согласно Советским архивным данным, в 1945—1950 годах. только через этот лагерь прошло 28 455 заключённых.

В связи с реорганизацией наркоматов в министерства, Главное управление исправительно-трудовых лагерей и колоний в марте 1946 года вошло в состав МВД СССР. После расформирования бывших концлагерей Третьего Рейха, часть их имущества и оборудования было решено использовать в системе ГУЛаг, в частности исследовательское оборудование.

Норма питания № 1 (основная) заключённого ГУЛага в 1948 году (на 1 человека в день в граммах):

  1. Хлеб 700 (800 для занятых на тяжёлых работах)
  2. Мука пшеничная 10
  3. Крупа разная 110
  4. Макароны и вермишель 10
  5. Мясо 20
  6. Рыба 60
  7. Жиры 13
  8. Картофель и овощи 650
  9. Сахар 17
  10. Соль 20
  11. Чай суррогатный 2
  12. Томат-пюре 10
  13. Перец 0,1
  14. Лавровый лист 0,1

Постановлением Совета Министров СССР от 21 февраля 1948 года «Об организации лагерей и тюрем со строгим режимом для содержания особо опасных государственных преступников [и о направлении их по отбытии наказания на поселение в отдалённые местности СССР]» для «шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, правых, меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов и участников других антисоветских организаций и групп» в системе ГУЛага создавались особые лагеря (Степлаг, Минлаг, Дубровлаг, Озёрлаг, Берлаг). Заключённые в них должны были носить номера на одежде.

В 1950 годах денежные премиальные вознаграждения выплачивались заключённым «за все работы, выполняемые в исправительно-трудовых лагерях», при этом заключённые могли получать заработанные деньги на руки в сумме не свыше 150 рублей единовременно. Деньги сверх этой суммы зачислялись на их личные счета и выдавались по мере израсходования ранее выданных денег. Гарантированный минимум был десять процентов от зарплаты вольнонаёмного за аналогичный труд. В ряде главков реальная цифра доходила до тридцати—сорока процентов. Среднемесячная зарплата была около двухсот пятидесяти рублей. Денег не получали неработающие и невыполняющие нормы. При этом «даже незначительное перевыполнение норм выработки отдельными группами рабочих» могло вызвать большой рост фактически выплачиваемой суммы, что, в свою очередь, могло привести к непропорциональному развитию фонда премвознаграждения по отношению к выполнению плана капитальных работ. Заключённым, временно освобождённым от работы по болезни и другим причинам, за время освобождения от работы заработная плата не начислялась, зато стоимость гарантированного питания и вещевого довольствия с них тоже не удерживалась. Актированным инвалидам, используемым на сдельных работах, оплата труда производилась по установленным для заключённых сдельным расценкам за фактически выполненный ими объём работ.

В системе ГУЛАГа существовало «Строительство-560», преобразованное в 1952-м в Управление ИТЛ Особого района (так называемый «Стройлаг»), контингент которого занимался сооружением университетской высотки. Начальником этого «гулаговского острова» был сперва полковник Хархардин, а после него – полковник Смирнов и майор Архангельский. Курировал стройку лично генерал Комаровский, начальник Главного управления лагерей промышленного строительства. Численность заключенных в «Стройлаге» достигала 14290 человек. Практически все они сидели по «бытовым» статьям, «политических» везти в Москву побоялись. Зону со сторожевыми вышками и колючей проволокой построили в нескольких километрах от «объекта», рядом с деревней Раменки, в районе нынешнего Мичуринского проспекта.

27 марта 1953 года был издан указ Президиума Верховного Совета СССР об амнистии, по которому в течение следующих трёх месяцев вышла на свободу почти половина заключённых лагерей (примерно 1 200 000 из 2 500 000 человек), чей срок заключения был меньше четырёх лет. Из-за этой амнистии на волю было выпущено много настоящих преступников, что привело к всплеску правонарушений.

В течение двух лет (с начала 1954 по начало 1956 годов) число «политических» в ГУЛаге уменьшилось с 467 000 до 114 000 человек, то есть на семьдесят пять процентов.

Ведомственная принадлежность ГУЛага после 1934 года менялась всего один раз — в марте 1953 ГУЛаг был передан в ведение Министерства юстиции СССР, но в январе 1954 вновь возвращён в МВД СССР.

Следующим организационным изменением системы исполнения наказаний в СССР стало создание в октябре 1956 Главного управления исправительно-трудовых колоний, которое в марте 1959 года было переименовано в Главное управление мест заключения.

При разделении НКВД СССР на два самостоятельных наркомата — НКВД СССР и НКГБ СССР — это управление было переименовано в Тюремное управление НКВД СССР.

В 1954 году по постановлению Совета Министров СССР Тюремное управление было преобразовано в Тюремный отдел МВД СССР.

В начале 1956 года, впервые за двадцать лет, общее число заключённых стало меньше миллиона человек.

В марте 1959 года Тюремный отдел был реорганизован и включён в систему Главного управления мест заключения МВД СССР.

Заключёнными ГУЛага в 1930—1950-х годах велось строительство ряда крупных промышленных и транспортных объектов:

  • каналов (Беломорско-Балтийский канал имени Сталина, канал имени Москвы, Волго-Донской канал имени Ленина);
  • ГЭС (Волжская, Жигулёвская, Угличская, Рыбинская, Нижнетуломская, Усть-Каменогорская, Цимлянская и др.);
  • металлургических предприятий (НГМК и Нижнетагильский МК и др.);
  • объектов советской ядерной программы;
  • ряда железных дорог (Трансполярной магистрали, Кольской железной дороги, тоннеля на Сахалин, Караганда — Моинты — Балхаш, Северной железной дороги, Печорской магистрали, вторых путей Сибирской магистрали, Тайшет — Лена (начало БАМа) и др.) и автомобильных дорог.
  • несколько советских городов были основаны и строились учреждениями ГУЛага (Комсомольск-на-Амуре, Советская Гавань, Дудинка, Воркута, Ухта, Инта, Печора, Молотовск, Дубна, Находка, Ангарск,Волжский, Жезказган).

Труд заключённых использовался также в сельском хозяйстве, в добывающих отраслях и на лесозаготовках.

Уровень производительности труда ГУЛага был ниже в среднем в два раза. Не справлялся ГУЛаг и с плановыми зада­ниями по снижению себестоимости. Фактическая себе­стоимость лагерного производства в несколько раз превышала плановую. Например, 1 кубометр земли на строительстве се­верного тракта Чибью-Крутая должен был по смете стоить 1 рубль 6 копеек, а фактически его стоимость, по подсчётам ла­герных экономистов, составляла, как минимум, 6 рублей.

В ИТЛ устанавливались три категории режима содержания заключённых: строгий, усиленный и общий.

  • На строгом режиме особо опасные преступники, осуждённые за бандитизм, разбой, умышленные убийства, побеги из мест заключения и неисправимые уголовники-рецидивисты. Они находились под усиленной охраной и надзором, не могли быть расконвоированы, использовались преимущественно на тяжёлых физических работах, к ним применялись наиболее строгие меры наказания за отказ от работы и за нарушения лагерного режима. Осуждённые по статье «Политические преступления» (58 статья Уголовного кодекса РСФСР) тоже относились к особо опасным.
  • На усиленном режиме содержались осуждённые за грабежи и другие опасные преступления, воры-рецидивисты. Эти заключённые тоже не подлежали расконвоированию и использовались главным образом на общих работах.
  • Остальные заключённые в ИТЛ, а также все находившиеся в исправительно-трудовых колониях (ИТК) содержались на общем режиме. Разрешалось их расконвоирование, использование на низовой административно-хозяйственной работе в аппарате лагерных подразделений и ИТК, а также привлечение к постовой и конвойной службе по охране заключённых.

По окончании карантина врачебно-трудкомиссиями производилось установление заключённым категорий физического труда.

  • Физически здоровым заключённым устанавливалась первая категория трудоспособности, допускающая их использование на тяжёлых физических работах.
  • Заключённые, имевшие незначительные физические недостатки (пониженную упитанность, неорганического характера функциональные расстройства), относились ко второй категории трудоспособности и использовались на работах средней тяжести.
  • Заключённые, имевшие явно выраженные физические недостатки и заболевания, как то: декомпенсированный порок сердца, хроническое заболевание почек, печени и других органов, однако не вызывающие глубоких расстройств организма, относились к третьей категории трудоспособности и использовались на лёгких физических работах и работах индивидуального физического труда.
  • Заключённые, имевшие тяжёлые физические недостатки, исключающие возможность их трудового использования, относились к четвёртой категории — категории инвалидов.

Отсюда все рабочие процессы, характерные для производительного профиля того или иного лагеря, были разбиты по степени тяжести на тяжёлые, средние и лёгкие.

Для заключённых каждого лагеря в системе ГУЛага существовала стандартная система учёта узников по признаку их трудового использования, введённая в 1935 году. Все работающие заключённые делились на две группы. Основной трудовой контингент, который выполнял производственные, строительные или прочие задачи данного лагеря, составлял группу «А». Помимо него, определённая группа заключённых всегда была занята работами, возникающими внутри лагеря или лагерной администрации. Этот, в основном административно-управленческий и обслуживающий персонал, причислялся к группе «Б». Неработающие заключённые также делились на две категории: группа «В» включала в себя тех, кто не работал по причине болезни, а все остальные неработающие объединялись в группу «Г». Данная группа представлялась самой неоднородной: часть этих заключённых только временно не работали по внешним обстоятельствам — из-за их нахождения на этапе или в карантине, из-за непредоставления работы со стороны лагерной администрации, из-за внутрилагерной переброски рабочей силы и т. п., — но к ней также следовало причислять «отказчиков» и узников, содержащихся в изоляторах и карцерах.

Доля группы «А» — то есть основная рабочая сила — редко достигала 70 %. Кроме того, широко использовался труд вольно-наёмных работников (составлявших 20—70 % группы «А» (в разное время и в разных лагерях)).

ГУЛаг был расформирован в соответствии с приказом МВД СССР № 020 от 25 января 1960 года согласно Постановлению Совета Министров СССР № 44-16 от 13 января 1960 года и в связи с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1960 года «Об упразднении МВД СССР».

Несмотря на распространённое мнение о роли ГУЛАГа в советской экономике, на деле на его долю приходилось освоение только 10 % капиталовложений в капитальном строительстве. Однако в некоторых отраслях значение ГУЛАГа было больше: в добыче угля, металлов, руды, в том числе золота и урана, алмазов, кобальта, апатитов. 100 % золота, около 70 % олова и 33 % никеля добывались силами заключенных. На них приходилось 15 % работ на лесоповале и значительная доля работ на гидротехническом и дорожном строительстве. В решающий период реализации атомного проекта (1947—1948) основной объём капстроительства на этих объектах также осваивался силами ГУЛАГа

 

Примечания

  1. ↑ Словарь русских и литовских сокращений / Сост. Г. Фейгюлбсонас, В. Петраускас, Е. Розаускас, В. Ванагас. — Вильнюс: Государственное издательство политической и научной литературы, 1960
  2. ↑ Земсков, 1991.
  3. ↑ Утверждена приказом МВД СССР № 0281 от 6 мая 1948 года.
  4. ↑ Цаплин, 1991.
  5. ↑ Приказ № 00889 НКВД от 02 августа 1939 г.
  6. ↑ Указ Президиума Верховного Совета СССР № 34 от 15 июня 1939 г.

 

Статьи

  • Земсков В. Н. ГУЛаг (историко-социологический аспект) // Социологические исследования. — 1991. — № 6—7.
  • ГУЛаг в годы Великой Отечественной войны. // Военно-исторический журнал. 1991. № 1.
  • Цаплин В. В. Архивные материалы о числе заключённых в конце 1930-х годов // Вопросы истории. — 1991. — № 4—5. — С. 157—163.
  • Шашков В. Я. ГУЛаг в годы Великой Отечественной войны // Научно-техническая конференция МГТУ
  • Яковлев Б., Бурцов А. «Концентрационные лагери СССР», издание Института по изучению истории и культуры СССР, Мюнхен, 1955.

 

Мифы, события, факты:

1. Как показывают цифры из архивов, политических заключенных было намного меньше, чем уголовных, хотя клеветники СССР пытались и пытаются показать обратное. Так, один из ведущих клеветников СССР, англо-американский писатель Роберт Конквест утверждал, что в 1939 году в трудовых лагерях было 9 млн. политзаключенных и ещё 3 млн. человек умерло в 1937–1939 гг. Всё это, по его мнению, политические заключенные. По Конквесту, в 1950 году было 12 млн. политзаключенных. Однако архивные данные показывают, что в 1939 году общее число заключенных было чуть более 2 млн. человек: из них в трудовых лагерях ГУЛАГ – 1,3 млн. человек, из них 454 тыс. были осуждены за политические преступления (34,5%). А не 9 млн., как утверждал Конквест. В 1937–1939 гг. в лагерях умерло 166 тыс. человек, а не 3 млн., как сообщает западный профессиональный дезинформатор. В 1950 году насчитывалось всего 2,5 млн. заключенных, в трудовых лагерях ГУЛАГа – 1,4 млн., из них контрреволюционеры (политзаключенные) – 578 тыс., а не 12 миллионов!

Цифры же ещё одного профессионального лжеца, Александра Солженицына, о 60 млн. и более человек, умерших в трудовых лагерях, вообще нет необходимости анализировать из-за их полной абсурдности.

2. Ещё одна клевета на СССР – неограниченный срок пребывания в тюрьмах и лагерях. Мол, тот, кто попал туда, никогда уже не выходил. Это очередная ложь. Большинство тех, кто попал в заключение в сталинский период, были осуждены на срок, как правило не более 5 лет. Так, уголовные преступники в РСФСР в 1936 году получили следующие приговоры: 82,4 % — до 5 лет, 17,6 % — 5-10 лет. 10 лет были максимально возможным сроком до 1937 года. Политзаключенные, осужденные гражданскими судами в СССР в 1936 году, получили приговоры: 42,2 % — до 5 лет, 50,7 % — 5-10 лет. Что касается приговоренных к заключению в трудовых лагерях ГУЛАГа, где устанавливались более длительные сроки заключения, то статистика 1940 года показывает, что тех, кто отбывал там до 5 лет, было 56,8 %, от 5 до 10 лет – 42,2 %. Только 1 % заключенных получил срок более 10 лет. То есть большая часть заключенных имела сроки до 5 лет.

Количество же умерших в трудовых лагерях колеблется из года в год: от 5,2 % — в 1934 году (при 510 тыс. заключенных в трудовых лагерях), 9,1 % — в 1938 году (996 тыс. заключенных) до 0,3 % (1,7 млн. заключенных) в 1953 году. Самые высокие цифры в самые тяжелые годы Великой Отечественной войны: 18 % — 1942 год (на 1,4 млн. заключенных), 17% — в 1943 году (983 тыс.). Далее идёт постоянный и большой спад смертности: от 9,2 % в 1944 году (663 тыс.) до 3% — в 1946 году (600 тыс.) и 1% в 1950 году (1,4 млн.). То есть по мере прекращения войны, налаживания материальных условий жизни в стране смертность в местах заключения резко сократилась.

Очевидно, что смертность в лагерях была связана не с «кровавым режимом» и личными жесткими наклонностями Сталина и его окружения, а с общими проблемами страны, недостатком ресурсов в обществе (особенно нехваткой лекарств и продовольствия). Самыми страшными были годы великой войны, когда вторжение гитлеровского «евросоюза» привело к геноциду Советского народа и резкому падению уровня жизни даже на свободных территориях. В 1941-1945 гг. в лагерях умерло более 600 тыс. человек. После войны, когда условия жизни в СССР стали быстро улучшаться, как и здравоохранение (в частности, антибиотики массово вошли в практику), смертность в лагерях также резко пошла вниз.

Таким образом, сказки о многих миллионах и даже десятках миллионов человек, сознательно уничтоженных при Сталине, – это чёрный миф, созданный врагами Союза на Западе в ходе информационной войны и поддержанный антисоветчиками в самой России. Цель мифа – очернение и дискредитация советской цивилизации в глазах человечества и самих граждан России. Происходит разрушение и переписывание подлинной истории в интересах Запада.

 

[01]     [02]     [03]

 



Источник: http://ussr-cccp.moy.su/index/organy_bezopasnosti_sssr/0-57
Категория: ГУЛаг | Добавил: soviet-union-ussr (19.04.2020) | Автор: Орлов Г.В. E W
Просмотров: 106 | Теги: Орлов Г.В. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Вход на сайт

Поиск

1

© 2017-2020 ussr-cccp.moy.su 

Использование материалов разрешено только при условии указания источника: прямой гипертекстовой ссылки (при публикации в Интернете), не запрещенной к индексированию в поисковых системах ЯндексGoogle
 
Администрация и владельцы форума не несут ответственности за содержание материалов пользователей