СССРФлаг СССРДружба народов СССРРеспублики СССРГерб СССРСССРГерб СССРГимн СССРМедали СССРОрдена СССРРубли СССР
СОЮЗ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК
Граждане СССР

Категории раздела

ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ СССР [2]
ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ СССР
ОБЛАСТНЫЕ КОМИТЕТЫ КПСС [2]
Областные комитеты КПСС
СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ [4]
СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ, СОВЕТЫ.
СОВМИН СССР [5]
Совет министров СССР, Органы Государственной Власти - Союза Советских Социалистических Республик
СОВНАРКОМ РСФСР [6]
СОВНАРКОМ РСФСР
СЪЕЗДЫ РСФСР-СССР [6]
СЪЕЗДЫ РСФСР-СССР

Мини-чат

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей СССР

Главная » Статьи » ОРГАНЫ ГОСВЛАСТИ СССР » СЪЕЗДЫ РСФСР-СССР

II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов (07.11.1917 — 09.11.1917) (стр.-2 (Выступления членов от фракций - 1-е заседание))

 II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов (07.11.1917 — 09.11.1917) (стр.-2 (Выступления членов от фракций - 1-е заседание))

Автор биографии: Орлов Геннадий Викторович — Советский выдающийся публицист — Историк СССР (08.11.1965)

Страницы     [01]     [02]     [03]

 

Выступления членов на II Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов от фракций большевиков, эсеров, меньшевиков, объединённых интернационалистов, меньшевиков-интернационалистов, украинских социалистов.

Первое заседание

Несмотря на поздний час, Смольный по-прежнему полон движения. Белый колонный зал залит огнями люстр; люди взобрались на выступы колонн, на подоконники, на скамейки. Густая толпа теснится в дверях и проходах. В 22 часов 40 минут (25 октября) 07 ноября 1917 года к столу подходит толстый, в военной тужурке, с докторской повязкой на рукаве меньшевик Дан. От имени Центрального исполнительного комитета первого созыва он открывает съезд.

Однако меньшевики и их неразлучные спутники — правые эсеры, казалось, за тем только и явились на съезд, чтобы с его трибуны откровенно показать восставшим рабочим и солдатам своё контрреволюционное лицо. С первого же момента они открыто и безоговорочно поддержали контрреволюцию, гнездо которой — Зимний дворец — петроградские рабочие и солдаты в это время с винтовками в руках брали приступом.

«Я являюсь членом президиума Центрального исполнительного комитета, а в это время наши партийные товарищи находятся в Зимнем дворце под обстрелом, самоотверженно выполняя свой долг министров» (см.: Центрархив. Второй Всероссийский съезд Советов Р. и С. Д.

Министры, с которыми солидаризовался Дан, в это время вызывали войска с фронта для усмирения петроградского пролетариата. Они же послали Керенского на фронт, чтобы привести к Петрограду казачьи части. Они назначили кадета Кишкина «диктатором», предоставив ему чрезвычайные полномочия по водворению в Петрограде «порядка».

«Без всяких речей, — заявил Дан, — объявляю заседание съезда открытым и предлагаю приступить к выборам президиума»

Большевики предложили составить президиум на основе пропорционального представительства всех фракций, присутствующих на съезде. Однако меньшевики и правые эсеры отказались дать своих представителей.

Меньшевики-интернационалисты также заявили, что они «воздерживаются» от участия в выборах президиума съезда, «пока не будут выяснены некоторые вопросы».

Вслед за этим меньшевики-интернационалисты выдвинули требование «в первую очередь обсудить именно вопрос о том, как предотвратить неминуемую гражданскую войну».

На трибуне появляется тощая озлобленная фигура Мартова. Лидер меньшевиков хриплым голосом начинает выкрикивать ругательства по адресу большевиков, называя победоносное восстание пролетариата «тайным заговором» и предлагая восставшим рабочим и солдатам образумиться, пока не поздно. Сущность предложения меньшевиков сводилась к тому, чтобы членам съезда пойти на улицы Петрограда уговаривать восставших рабочих и солдат вернуться по домам.

От имени меньшевиков-интернационалистов Мартов рекомендовал съезду

«избрать делегацию для переговоров с другими социалистическими партиями и организациями, чтобы достигнуть прекращения начавшегося столкновения». Возможность предотвращения гражданской войны Мартов видел, по его словам, «в создании единой демократической власти»

Представители «других социалистических партий и организаций», с которыми Мартов предлагал договориться «о создании единой демократической власти», сидели тут же, на съезде. И если бы они искренно хотели идти по пути требований огромного большинства трудящихся масс, они должны были принять участие в работе съезде, подчиняясь всем его постановлениям. Предложение же Мартова таило в себе другое. «Прекращение начавшегося столкновения» — чего требовали меньшевики — означало прекращение осады Зимнего дворца, свободу действий для засевших там министров во главе с «диктатором» Кишкиным, выигрыш времени для получения Временным правительством подкреплений с фронта и мобилизации контрреволюционных сил в самом Петрограде. Предложение это означало прямую поддержку контрреволюции.

К предложению Мартова присоединились другие колеблющиеся фракции съезда — «левые» эсеры и фронтовая группа. Фракция большевиков заявила, что она

«решительно ничего не имеет против предложения Мартова. Напротив, она заинтересована в том, чтобы все фракции выяснили свою точку зрения на происходящие события и сказали бы, в чём они видят выход из создавшегося положения».

В такой постановке вопроса — в смысле уяснения фракциями съезда своего отношения к происходящим событиям — предложение Мартова единогласно было принято съездом.

Принятая резолюция явно не могла удовлетворить меньшевиков. Главное содержание их предложения — «прекращение начавшегося столкновения» — съезд не принял во внимание. Один за другим представители эсеров и меньшевиков требовали слова для «внеочередных заявлений». Задыхаясь от бессильной злобы, они продолжали кричать о «заговоре» и «авантюризме» большевиков. С трибуны съезда они откровенно провозглашали гражданскую войну против советской власти.

«Меньшевики и эсеры считают необходимым отмежеваться от всего того, что здесь происходит, и собрать общественные силы, чтобы оказать упорное сопротивление попыткам захватить власть» (там же), — заявил меньшевик Я.А.Хараш, выступавший в качестве представителя комитета XII армии.

Вслед за ним на трибуне появился меньшевик офицер Г.Д.Кучин, взявший слово «от имени фронтовой группы».

 

— Отныне арена борьбы переносится на места — там необходима мобилизация сил, — заявил меньшевистский посланец.

— От чьего имени говорите вы? — спрашивают его с мест. — Когда выбраны? А солдаты что говорят?.

Кучин начинает перечислять один за другим армейские комитеты — II, III, IV, VI, VII и других армий. В его голосе слышатся уже явные угрозы. Он запугивает съезд тем, что находящиеся на фронте армии придут в Петроград и не оставят камня на камне. Он угрожает съезду открытием фронта и гибелью России. В подтверждение своих слов Кучин читает резолюции армейских комитетов, полные таких же угроз.

 

В зале наступает тишина. По рядам делегатов пробегает холодок. Фронтовые части представляют собой огромную боевую силу. А вдруг правда всё то, что говорит этот офицер?.. Но тут напряжённую тишину зала раскалывает громкий, уверенный голос. Какой-то солдат-фронтовик в забрызганной грязью шинели торопливо пробирается к трибуне.

«Они излагают нам здесь мнения кучек, сидящих в армейских и фронтовых комитетах. Армия давно требует их перевыборов... Жители окопов ждут с нетерпением передачи власти в руки Советов».

 

 

И оратор под бурю восторженных криков и аплодисментов съезда встряхивает над залом пачкой привезённых с фронта солдатских резолюций.

После этого выступает представитель латышских стрелков. Он говорит:

«Вы выслушали заявление двух представителей армейских комитетов, и эти заявления имели бы ценность, если бы их авторы являлись действительными представителями армии... Они не представляют солдат... Пусть они уходят — армия не с ними!».

Хараш и Кучин были типичными представителями избранных чуть ли не в начале Февральской революции армейских комитетов. Рядовая солдатская масса вполне правильно рассматривала их как агентов Главного штаба, мало изменившего свой облик со времени падения самодержавия. И с первых же минут открытия съезда началась борьба между выступающими с трибуны представителями армейских, крестьянских, железнодорожных верхушечных организаций и заполнившими все скамьи, выступы и проходы огромного зала низовыми делегатами: рабочими, солдатами, крестьянами. С ненавистью и насмешками встречали рядовые делегаты съезда каждое слово комитетчиков, выступавших в зале заседаний съезда как бы во враждебном лагере. Возгласы негодования, раздававшиеся с делегатских скамей в ответ на меньшевистско-эсеровские угрозы, были только слабым эхом того огромного возмущения политикой социал-соглашателей, которым была охвачена страна. Голос Кучина и остальных комитетчиков отражал вчерашний день революции.

— Предатели... От штаба говорите вы, а не от армии! — презрительно кричали Кучину с делегатских скамей.

И в ответ на призыв Кучина «ко всем сознательным солдатам» покинуть съезд ему отвечали сотни солдатских голосов из зала:

— Корниловцы!

Грязные выпады, сделанные Харашем и Кучиным в своих выступлениях, были повторены вслед за этим в оглашённых меньшевиками и эсерами декларациях, полных жалкой злобы на социалистическую революцию и контрреволюционных выпадов против большевиков.

В декларации меньшевиков Великая социалистическая революция именовалась «авантюрой», «заговором», который «ввергает страну в междоусобицу» и «ведёт к торжеству контрреволюции». Единственным выходом из положения меньшевики считали... «переговоры с Временным правительством об образовании власти».

Эсеры присоединились к заявлению меньшевиков. Их декларация, оглашённая Гендельманом, в полном единении с меньшевистской декларацией именовала Октябрьское восстание «преступлением перед родиной и революцией».

Меньшевики и эсеры заявили в своих декларациях, что они покидают съезд.

Вслед за ними выступил представитель группы бундовцев, сообщивший также о решении покинуть съезд.

На трибуне — представитель бундовцев Абрамович. Он сообщил,

что все меньшевики, эсеры, Исполнительный комитет крестьянских депутатов и члены городской думы решили погибнуть вместе с правительством, и потому все они отправляются к Зимнему дворцу под обстрел. Абрамович пригласил всех членов съезда сопровождать эсеров и меньшевиков к Зимнему дворцу.

— Не по пути, — отвечали ему с мест.

После этого меньшевики, правые эсеры и бундовцы покинули съезд, на который они и приходили только для того, чтобы бросить с его трибуны призыв к сплочению контрреволюционных сил.

От стола президиума пришлось идти через весь зал. Вожди соглашателей пробирались сквозь густую толпу делегатов, а со всех скамей их провожали насмешками, свистками, возмущёнными возгласами.

— Дезертиры! Предатели! Скатерью дорога! — кричали им вслед.

Однако эсеро-меньшевистским вождям не удалось увести с собой даже своих сторонников. Полевение низов соглашательских партий продолжалось и на самом съезде. Во фракции меньшевиков зарегистрировалось 80 человек и у правых эсеров — 60. Можно было ожидать, что уйдёт 140 делегатов. Но часть эсеров перешла к украинским эсерам; число последних за одну ночь возросло с 7 до 21. Часть меньшевиков перебралась к объединённым интернационалистам, которые остались на съезде. Число объединённых интернационалистов возросло с 14 до 35. Много правых эсеров и беспартийных примкнуло к «левым» эсерам. Число «левых» эсеров увеличилось до 179, в то время как всех эсеров числилось перед открытием съезда 193. Таким образом, со съезда ушло только 70 человек, не больше. И на самом съезде продолжался процесс изоляции соглашателей: немало рядовых членов эсеро-меньшевистских фракций покинуло своих вождей.

Немногим дольше оставались на съезде и меньшевики-интернационалисты. Несмотря на то, что поведение меньшевиков и эсеров показало их явную враждебность революции, меньшевики-интернационалисты продолжали упорно настаивать на необходимости соглашения с ними для образования общедемократического правительства.

Вскоре после ухода соглашателей в зале съезда послышались отголоски глухих, далёких ударов. То был гром пушек. Делегаты повернулись к большим тёмным окнам, туда, где в октябрьскую полночь заканчивался последний акт великого восстания — штурм Зимнего дворца.

В зале снова появились эсеро-меньшевики. С искажёнными от паники и злобы лицами шныряли они в толпе делегатов, крича, что большевики обстреливают Зимний дворец. На трибуне опять заметался Абрамович.

Заламывая руки, он истерически звал съезд пойти на помощь членам Временного правительства, среди которых находятся и делегированные меньшевиками партийные представители.

Абрамовича на трибуне сменяет Мартов.

 

— Сведения, которые здесь оглашались, ещё более настойчиво требуют от нас решительных шагов, — начинает он.

Но его с мест прерывают:

— Какие сведения? Чего нас пугаете? Как вам не стыдно? Это только слухи!

 

— Сюда доносятся не только слухи, но если вы подойдёте поближе к окнам, то вы услышите и пушечные выстрелы.

Перепуганный громом пальбы, Мартов бросает большевикам обвинение в военном заговоре, в организации кровопролития и в заключение, нервно дёргаясь, оглашает декларацию с требованием создать комиссию для мирного разрешения кризиса.

Впредь до получения выводов этой комиссии меньшевики-интернационалисты требовали прекратить работу съезда.

Едва затих скрипучий голос меньшевистского лидера и сутулая спина его скрылась в двери, как с такими же «увещаниями» выступил перед съездом эсеровский представитель Исполнительного комитета Советов крестьянских депутатов.

Он призывал делегатов не принимать участия «в этом съезде», а идти к Зимнему, где

«находятся три члена Исполнительного комитета крестьянских депутатов и в том числе Брешко-Брешковская. Мы сейчас идём туда, чтобы умереть вместе с теми, кто послан туда творить нашу волю».

Кучка представителей Исполнительного комитета крестьянских депутатов покинула зал. Вместе с эсерами и меньшевиками они отправились к Зимнему. Вдогонку им с трибуны съезда матрос «Авроры» великодушно, успокоительно бросает:

 

— Не бойтесь! Холостыми стреляем.

Представитель «Авроры», сообщая делегатам, что Зимний обстреливается холостыми снарядами, в то же время заверяет съезд, что матросы примут все меры к тому, чтобы съезд Советов мог «спокойно продолжать свои занятия»

 

Новая буря оваций оглашает зал. Навстречу пробирающейся к выходу кучке меньшевиков, эсеров, членов буржуазной думы и Исполнительного комитета крестьянского Совета протискивается группа прибывших на съезд людей.

Председательствующий сообщает, что «думская фракция большевиков явилась победить или умереть с Всероссийским съездом» .

В проходе зала показываются большевики — члены Петроградской городской думы. Съезд встречает их овациями.

 

День первый после перерыва

В 3 часа 10 минут утра (26 октября) 08 ноября 1917 года после короткого перерыва заседание съезда Советов возобновилось сообщением о взятии Зимнего дворца. Пала последняя твердыня контрреволюции. Засевшие в Зимнем министры — члены Временного правительства — во главе с «диктатором» Кишкиным были арестованы Красной гвардией и солдатами. Временного правительства, заслуженно стяжавшего за короткий срок ненависть народных масс, больше не существовало.

Одно за другим заслушивал съезд Советов всё новые и новые сообщения о победах Великой пролетарской революции. О переходе всё новых частей на сторону восставшего народа.

Вот появляется комиссар гарнизона Царского Села и заявляет:

«Царскосельский гарнизон охраняет подступы к Петрограду... Узнав о приближении самокатчиков, мы приготовились к отпору, но тревога была напрасной, так как оказалось, что среди товарищей самокатчиков нет врагов Всероссийского съезда Советов. Когда мы послали к ним своих комиссаров, выяснилось, что они также стоят за власть Советов... Я заявляю, что царскосельский гарнизон за Всероссийский съезд, за революцию, которую мы будем защищать до последнего конца».

После него на трибуну поднимается представитель 3-го самокатного батальона, в котором побывал Серго Орджоникидзе. Съезд встречает солдата бурными аплодисментами. Представитель самокатчиков рассказывает:

 

«До последнего времени мы служили на Юго-западном фронте. На днях по телеграфному распоряжению нас двинули на север. В телеграмме говорилось, что мы едем защищать Петроград, но от кого — нам это было неизвестно; мы походили на людей с завязанными глазами; мы не знали, куда нас отправляют, но смутно догадывались, в чём дело. В пути всех нас мучил вопрос: куда, зачем?

На станции Передольская мы устроили летучий митинг сов-местно с 5-м батальоном самокатчиков для выяснения настоящего положения. На митинге выяснилось, что среди всех самокатчиков не найдётся ни одного человека, который согласился бы выступить против братьев и проливать их кровь... Мы решили, что не будем подчиняться Временному правительству. Там, сказали мы, находятся люди, которые не хотят защищать наши интересы, а посылают нас против наших братьев. Я заявляю вам конкретно: нет, мы не дадим власть правительству, во главе которого стоят буржуи и помещики!».

 

После выступления представителя самокатчиков сообщили, что получена телеграмма об образовании на Северном фронте военно-революционного комитета, «который будет препятствовать движению эшелонов на Петроград».

От имени съезда Советов посылается приветствие военно-революционному комитету Северного фронта.

Съезд Советов принимает написанное Лениным воззвание «К рабочим, солдатам и крестьянам». В нём сообщалось:

«Второй всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов открылся. На нём представлено громадное большинство Советов. На съезде присутствует и ряд делегатов от крестьянских Советов. Полномочия соглашательского Центрального исполнительного комитета кончились.

Опираясь на волю громадного большинства рабочих, солдат и крестьян, опираясь на совершившееся в Петрограде победоносное восстание рабочих и гарнизона, съезд берёт власть в свои руки.

Временное правительство низложено. Большинство членов Временного правительства уже арестовано...

Съезд постановляет: вся власть на местах переходит к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые и должны обеспечить подлинный революционный порядок».

 

Короткое воззвание, написанное скупым, сжатым ленинским языком, открывало новую эпоху в жизни многомиллионного народа. Отныне навеки упразднялась власть помещиков и буржуазии и к управлению государством привлекались сами широкие массы трудового народа. Ленинское воззвание оканчивалось революционным призывом от имени съезда Советов к солдатам, рабочим, служащим. Оно призывало их к бдительности и стойкости.

«Солдаты! — говорилось в нём. — Окажите активное противодействие корниловцу Керенскому! Будьте на страже!

Железнодорожники! Останавливайте все эшелоны, посылаемые Керенским на Петроград!

Солдаты, рабочие, служащие, в ваших руках судьба революции и судьба демократического мира!

Да здравствует революция!» 

Впервые в истории так просто и коротко был декретирован переход власти из рук одного класса в руки другого.

Чтение воззвания часто прерывалось бурными аплодисментами делегатов. К воззванию присоединились и «левые» эсеры, оставшиеся на съезде. В 5 часов утра воззвание было принято съездом всеми голосами против 2, при 12 воздержавшихся.

И хотя было уже утро и делегаты устали, у всех бодро, по-молодому блестели глаза и сердца были переполнены радостной надеждой. Над столицей брезжил октябрьский рассвет. Над миром занялась заря новой жизни.

 

Остаток ночи на 26 октября большинство делегатов-большевиков провело здесь же, в Смольном. Весь следующий день, 26 октября, был заполнен лихорадочной работой. По телеграфным и телефонным проводам разослано было воззвание II съезда Советов ко всей стране и всем армиям. Почти непрерывно шло заседание Военно-революционного комитета. Решения его согласовывались с Лениным, а часто и прямо писались вождём революции. Ленин предложил как можно скорее восстановить прерванную восстанием нормальную деятельность городских учреждений. Утром появилось распоряжение Военно-революционного комитета: открыть с 27 октября все торговые заведения. Все пустующие помещения и квартиры были взяты под контроль Военно-революционного комитета.

Главное внимание было уделено окончательному разгрому контрреволюции. Военно-революционный комитет приказал приостановить и задержать в пути все войсковые эшелоны, идущие на Петроград.

«Отдавая настоящее предписание, — так заканчивалось распоряжение, — Военно-революционный комитет надеется на всемерную поддержку его со стороны Всероссийского железнодорожного союза и призывает к бдительности всех железнодорожных служащих и рабочих, верных делу революции» (Приказы Военно-революционного комитета Петроградского Совета Р. и С. Д. // Известия Центрального исполнительного комитета и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, № 208, 27 октября 1917 г.).

Ко всем железнодорожникам было разослано особое обращение, в котором сообщалось, что революционная власть Советов берёт на себя задачу улучшения материального положения железнодорожников.

Это обращение в свете недавнего конфликта железнодорожников с Временным правительством сыграло огромную роль. Оно вбило клин между низами и верхами железнодорожников. Оно помешало руководителям союза железнодорожников увлечь за собой массы на борьбу против революции.

Много времени уделили Ленин, Сталин и Свердлов организации продовольственного дела, подвозу хлеба в Петроград и на фронт.

Вечером, после бурного дня, состоялось заседание Центрального Комитета большевиков. На этом заседании обсуждался состав нового. советского правительства. Было утверждено название нового правительства — Совет народных комиссаров.

 

[01]     [02]     [03]

 

 



Источник: http://ussr-cccp.moy.su/index/organy_gosvlasti_sssr/0-39
Категория: СЪЕЗДЫ РСФСР-СССР | Добавил: soviet-union-ussr (05.04.2020) | Автор: Орлов Г.В. E W
Просмотров: 295 | Теги: (07.11.1917 — 09.11.1917), Орлов Г.В., Sentencing the Victim 2002, (Выступления членов от фракций - 1- | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Вход на сайт

Поиск

1

© 2017-2024 ussr-cccp.moy.su 

Использование материалов разрешено только при условии указания источника: прямой гипертекстовой ссылки (при публикации в Интернете), не запрещенной к индексированию в поисковых системах ЯндексGoogle
 
Администрация и владельцы форума не несут ответственности за содержание материалов пользователей